Анализ проблемы: Следует ли Вам реагировать на странное поведение коллеги?

Следует ли Вам реагировать на странное поведение коллеги?

Когда Карлос Герреро (Carlos Guerrero) вышел к лекционной доске, у которой собралась команда по разработке приложений на свою ежедневную пятиминутку, он заметил, что Ларри Бермана (Larry Berman) снова не было. Но на этот раз он никому не задал вопрос о его отсутствии, а просто продолжил.

«Доброе утро», – поприветствовал он присутствующих, разглядывая невообразимое множество стикеров на лекционной доске. «А теперь, поразите меня своими новостями».

Являясь разработчиком digital-стратегии для Meals Now, быстро развивающегося абонентского обслуживания по доставке еды, Карлос участвовал в совместном финансировании важного проекта модернизации приложения, над которым работала команда из семи человек совместно с несколькими внешними консультантами. Ларри, руководитель технологического процесса, был его партнером по данному проекту, но в последнее время их работа с трудом походила на сотрудничество. На самом деле, Карлос предложил проводить пятиминутки только в случае необходимости, в действительности они не должны были входить в обязанности Ларри.

Карлос старался сфокусироваться на том, о чём Ирина, один из программистов из команды Ларри, говорила ему по поводу текущего оперативного спринта. На всем протяжении шести месяцев модернизации и проделав более половины пути, необходимость в проведении данных ежедневных пятиминуток становилась все более острой, если перед командой стояла задача следовать своим крайне сжатым срокам.

«Мы полностью не уверены в том, подписал ли Ларри контракт со своим провайдером модуля для авторизации в социальной сети», – сказала Ирина.

«Хорошо, давайте уточним у него данный вопрос», – ответил Карлос, понимая, что в точности повторяет ту же фразу, которую говорил днём ранее. «В какое время он обещал появиться?». Ирина нервно переглянулась с Майком, вторым членом из команды Ларри, и они оба пожали плечами. «Я ему позвоню», – сказал Карлос со вздохом.

Он знал, что у Ларри был тяжелый год. Разработчик архитектуры приложений покинул его команду за несколько дней до запуска проекта по модернизации, и он потратил много сил, чтобы найти замену, при этом взяв на себя многие обязательства данной должности. В отношении личной жизни ходил слух, что он разошелся со своей женой на несколько месяцев и жил в квартире неподалеку от офиса. Несмотря на то, что у него была привычка периодически работать из дома, в последние недели его график был очень непредсказуемым. Иногда он не появлялся на работе; в другие дни он приходил раньше всех, неистово работал за своим столом даже без перерыва на обед и был активен вплоть до самого вечера или даже всю ночь.

Поскольку совещание подходило к концу, Карлос привлек внимание Ирины. Он спросил: «У тебя не будет минутки?». Она кивнула, и они прошли в небольшой конференц-зал.

«Что происходит с Ларри?» – спросил он.

Ирина выглядела встревоженной. «Не волнуйся», – успокаивал он ее. «Я всего лишь пытаюсь убедиться в том, что мы на правильном пути в работе над нашим проектом».

«Как Вам известно, он еще не появлялся на этой неделе», – она призналась. «Но сегодня еще только среда, и у нас все более или менее под контролем. И, честно говоря, очень хорошо, что у нас есть некоторая свобода действий, чтобы разобраться в этом самим. Майк проделывает потрясающую работу. Мне очень жаль, что с нами нет Ларри, чтобы отделить нас от остальной компании прямо сейчас, но я уверена, он скоро вернется. Когда он здесь, он работает вдвое больше, чем все мы вместе».

Возвращаясь в свой офис, Карлос набрал номер Ларри. Ответа не последовало. Он почувствовал, как сжимается его грудь. Успех Meals Now во многом зависел от данного проекта. Синтия Уолкер (Cynthia Walker), выдающийся, непреклонный президент компании, убедила совет директоров, что модернизация позволит отделить их бизнес от конкурентов в растущем многолюдном пространстве, и компания инвестировала примерно $500 000 в проект. «Более или менее под контролем» – этого было недостаточно. Где был Ларри?

Растущая тревога

После полудня Майк заглянул в офис Карлоса и спросил, может ли он закрыть дверь. «Я бы хотел отметить время прихода в расписании», – сказал он.

«Кажется, что дела продвигаются», – отметил Карлос. «Не так ли?»

«Да. Но возможно мы будем вынуждены снова отложить дату запуска».

«Нам следует попытаться избежать этого», – ответил Карлос резко и затем добавил, более дипломатично: «Вы понимаете, мы больше не можем допустить задержки. Синтия дышит мне в спину, а совет директоров подгоняет ее».  

«Я знаю, на всех нас оказывается давление», – говорит Майк. «Я бы хотел поговорить с Вами о Ларри. Я беспокоюсь за него. Большая часть тех странностей, в ответ на которые мы пожимаем плечами, кажется немного пугающей. Я знаю, что он ночевал на работе в конференц-зале как минимум две ночи на прошлой неделе, а на этой неделе он вообще не появлялся. Вчера я с ним разговаривал, но сегодня он не отвечает на звонки».

«Ты интересовался у него, что происходит?»

«Я попытался, но он практически ничего не ответил, и я понял, что не имею права давить на него. Я не хочу делать поспешные выводы, и я не психолог, конечно, но я думаю, он расклеивается».

Карлос кивнул, вспоминая свой личный опыт пребывания в состоянии расстройства. Несколько лет назад он обращался к врачу и решил принимать препарат.

«Я знаю, что вы оба подотчетны Синтии», – продолжал Майк, «но последнее, что бы мне хотелось сделать – это пойти к ней. Мне совсем не по себе обсуждать его психическое здоровье с президентом компании, и если я просто делаю акцент на рабочих вопросах, я боюсь, что она избавится от него, что, безусловно, было бы очень плохо и для него и для нас. До сих пор он лучше всех знает, как работать с поставщиками и подрядчиками, и он держит на расстоянии от нас остальную часть компании так, чтобы мы могли закончить свою работу. Я не уверен, что мы сможем реализовать все цели по проекту без него».

«Но, кажется, его и сейчас нет с вами», – сказал Карлос.

«Иногда все же лучше, чем никогда».

«Но кто руководит работой команды?»

«Как я полагаю, я», – сказал Майк с толикой усталости в голосе.

«Вы поговорили с Карой или Анайей?» – спросил Карлос, обращаясь к небольшой команде по подбору кадров компании.

«Они обе еще новички, и я боюсь, как бы они слишком остро не отреагировали и не доложили все напрямую Синтии. И мне бы не хотелось, чтобы Ларри узнал, что я говорю за его спиной, не говоря уже о донесении на него в отдел кадров. Я даже не знаю и не могу предположить, куда идти».

Карлос тоже не знал.

Масса дел

Автомобиль Карлоса был последним на парковке; он задержался, потому что собирался пообедать со своими друзьями в городе. Когда он убирал свой ноутбук на заднее сиденье, он увидел, как фольксваген Ларри въехал на место почти перед фасадом здания. «Ларри», – произнес он, проходя рядом, когда его коллега выходил из автомобиля.  

«Привет, старик», – сказал Ларри, удивляясь его неожиданному появлению. Его волосы были растрепаны, у него были красные глаза, а футболка была помята и испачкана. «Здесь, через пару секунд». Он схватил свою сумку из-под ноутбука, захлопнул дверь автомобиля и пошел по направлению ко входу. Когда Карлос шагнул, чтобы последовать за ним, он сделал пренебрежительный жест. «Не возвращайся из-за меня. Увидимся завтра».

Карлос вернулся в свой автомобиль, но не сел в него. Казалось странным оставлять Ларри в теперь уже пустом здании. Он отправил своим друзьям сообщения с текстом: «Опаздываю. Заходите и заказывайте без меня».  

За спиной он слышал, как внутри помещения Ларри громко разговаривал. Говорил ли он по телефону или разговаривал сам с собой? Карлос постучал в открытую дверь офиса и заглянул, но тотчас же об этом пожалел. Ларри посмотрел рассерженно вверх. «Что ты здесь делаешь?»

«Я беспокоюсь за тебя, Ларри. Уже почти 8 часов, а ты только появился на работе».

«Я знаю, неужели ты думаешь, что я не знаю этого?» – Ларри повысил голос. «Я весь день также работал из дома. Нужно переделать массу дел. Горы дел. Бесконечное количество дел. Почему бы мне не появиться здесь ночью? Почему же, интересно, мне так не поступить?»

Карлос заставил себя сохранять спокойствие. «Но тебя не было три дня на этой неделе и несколько дней на прошлой неделе и неделю назад, и твоя команда не могла до тебя дозвониться. Мы ждали тебя, чтобы решить некоторые вопросы».

Выражение лица Ларри несколько смягчилось, но он все еще выглядел нездорово. «Конечно, конечно. Все, что тебе нужно. Отправь мне адрес электронной почты, и я решу все сегодня ночью».

«Ты уверен, что ты в порядке? Дело не только в проекте, дело также и в тебе. Если тебе нужно о чем-то поговорить, я к твоим услугам».

Ларри снова посмотрел рассерженно. «Окажи мне услугу, иди домой, Карлос. Все в порядке. Просто позволь мне делать мою работу так, как я привык».  

Майк был прав, думал Карлос. Это выходило за рамки необычного поведения. Подорвал ли Ларри свое здоровье из-за напряжения на работе? Было ли это психическое расстройство? Могут ли быть причиной наркотики?

Расскажи мне, если есть проблема

Следующим утром папка «Входящие» была переполнена сообщениями от Ларри. Некоторые из них были обнадеживающими: да, контракт с провайдером модуля для авторизации был подписан. Да, он уже отправил предварительную версию лицам, взаимодействующим с пользователем. Да, он просмотрел несколько раз план интеграции с социальными медиа, и это было хорошо. Нет, он еще не получил подтверждение от отдела кадров в отношении назначения на должность разработчика, но они проработали вопрос о заработной плате, и он рассчитывал получить подтверждение к пятнице. Другие сообщения вызывали беспокойство: рассматривали ли они добавление более функционального свойства поиска компонентов? Могли бы они удвоить тестирование пользователей? Следует ли изменить цветовую гамму? Ларри знал, что Синтия, совет директоров и команда проекта уже приняли решение относительно всех этих вопросов. Хорошо, старина Ларри знал. Когда Карлос направился в офис своего коллеги, чтобы обсудить все это, Ларри не было на месте.

Он был на пути обратно в свой офис, когда Синтия его остановила.

«Я приехала только для того, чтобы провести пятиминутку», – сказала она. «Три члена совета директоров направили мне письма на электронную почту на этой неделе с вопросом, все ли у нас идет по плану. Все по плану? А где Ларри?» 

«Не уверен», – сказал Карлос, стараясь не выдать своего смущения. «Я знаю, что он работал допоздна прошлой ночью». Он принуждал себя говорить с ней напрямую, вместо того, чтобы выставлять все в приукрашенном виде. «Майк сказал мне вчера, что возможно нам придется снова отложить запуск. Техническая группа делает свою работу, но у нас возникли некоторые неожиданные проблемы, да и время поджимает».

«Мы не можем допустить еще одной отсрочки, Карлос. Совет директоров оторвет мне голову. Скажи мне, что Ларри может все решить».

Карлос молчал.

«Есть ли у тебя еще что-то сообщить мне? Я знаю, что я путешествовала, но я не видела Ларри неделями, и мой помощник обмолвился, что он вел себя странно и его команда кажется подавленной. Это правда?»

Карлос выдержал паузу и затем сказал: «На нас всех оказывается большое давление».  

«Послушай, Карлос. Я надеюсь, что ты расскажешь мне, если есть какая-то проблема, и мне необходимо привлечь кого-либо еще, чтобы выполнить эту работу. Потому что ты, так же как и я, знаешь, что работа должна быть сделана».

«Я занимаюсь этим, Синтия», – сказал он.

Как только она вышла, он закрыл дверь своего офиса, схватил мобильник и через некоторое время набрал номер, который давно не набирал. «Могу ли я оставить сообщение для доктора Талеc (Thales)?» Он знал, он не застанет ее сразу, но потом она перезвонила ему через 30 минут.

«Благодарю, что ответили на мой звонок», – сказал он, испытывая радость от звука голоса его бывшего врача. «Дело, на самом деле, не во мне. Я хотел с Вами посоветоваться по поводу одного моего друга». Он описал, что происходило с Ларри.

«Разумеется, я не могу поставить диагноз, не повидав его», – сказала она. «Но из того, что вы говорите, я полагаю, это может быть маниакальное поведение».

«Как биполярное расстройство?»

«Возможно, да. Оно гораздо более распространено, чем думает большинство людей, не так широко правда, как депрессия или беспокойство, но примерно 4 % взрослых людей в США страдают от этого. Известно ли Вам, видит ли он кого-нибудь?»

«Нет, не известно».

«Хорошо, если это действительно проблема, ее, как правило, можно решить с помощью врача и медицинских препаратов. Признает ли он, что существует проблема? Заметили ли остальные?»

«Я пробовал поговорить с ним об этом, его команда тоже пыталась это сделать, но он просто игнорирует нас. Я бы мог пойти к нашему руководителю или в отдел кадров, но я не хочу, чтобы его уволили».

«Если у него диагностируют психическое расстройство, его поместят в защищенный класс».

«Я также немного беспокоюсь о том, что мы можем его потерять», – продолжал Карлос. «Я, пожалуй, не признался бы в этом никому, кроме Вас, но его роль в этом проекте крайне важна. Если ему будет оказана помощь и ему потребуется внеплановый отдых или что-либо в этом роде, мы пропали. Это звучит совершенно эгоистично, я знаю». 

«Я понимаю, что Вы чувствуете в такой ситуации. Такие всплески, кажется, могут поддержать его продуктивность на некоторое время. Но в данном случае, другое дело, – по меньшей мере, довольно нестандартное для того, чтобы Вы позвонили мне. Возможно, он слабеет».

Да, думал Карлос, «слабеющий» кажется верным словом.

Вопрос: Что Карлосу следует предпринять?

Если Вы хотите, чтобы Ваш комментарий был учтен при публикации, не забудьте указать Ваше полное имя, принадлежность к компании или университету, а также адрес электронной почты.